Translate

субота, 7 грудня 2013 р.

Майдан глазами русского журналиста (перепост)

В окрестностях Майдана набрел на палаточный лагерь «Партии регионов». Альтернативный майдан, устроенный сторонниками Виктора Януковича в Мариинском парке, в мельчайших деталях напоминает нашу Поклонную гору. Над хмурыми лицами бюджетников с востока и безработных киевлян колышутся флаги «Единой России»… То есть — «Партии регионов», конечно.

В основном это угрюмые мужики за 40 или совсем молодые парни лет 20 — внутри тесного лагеря они скучающе курсируют между своими палатками и полевой кухней. Время от времени группками выходят наружу — до продуктового магазина по соседству и обратно. Разговаривают только по-русски. Хотя в двуязычном обычно Киеве слышится в эти дни в основном украинский — на волне как-никак патриотических чувств.

Снаружи проправительственный майдан кажется загоном для преступников. Тем более что внутрь лагеря не пройти — вход по пропускам, проверяют несколько молодчиков в штатском. По периметру же выставлены металлические заграждения, за частоколом стоят срочники внутренних войск. Но поздним вечером с группкой русскоязычных парней мне удается проскочить внутрь и затесаться между брезентовыми палатками. Альтернативный майдан, напоминающий теперь уже изнутри армейскую казарму, готовился то ли к обороне, то ли к атаке. Люди выстраивались в шеренги. Бригадиры-организаторы подгоняли тех, кто разгуливал по территории. «Подъем! Построение! Пересчет!» — разносилось по лагерю командное. Угрюмые уставшие лица строились в небольшие колонны, и бригадиры начинали поименную сверку присутствующих.

— А ты хто? — спросил меня человек в камуфляже с планшетом.

— Так за Януковича, — говорю. — Вот пришел…

— Сегодня уже не записываем, — отрезал человек в камуфляже. — Завтра с утра приходи, заполнишь анкету, вечером 250 гривен.


Уволился на революцию

Активность самого евромайдана подчинена правилу маятниковой миграции — непроходимый час пик здесь наступает в вечерние часы, когда после работы съезжаются киевляне. Все утихает к ночи — киевляне едут домой, активисты из регионов ныряют в палатки и оккупированные фойе с актовым залом Федерации профсоюзов. Но к утру — а встает евромайдан по-спартански, около семи — жизнь закипает снова. Активисты из областей убирают мусор, в палатке «Ивано-Франковск» начинается семинар «Пути выхода еврозоны из кризиса», партийцы из «Удара» варят в трех казанах гречку на всех. Подтягиваются студенты. Врач из Днепропетровска Сергей Рыбченко начинает прием в своей медицинской палатке с красным крестом. На вид ему около 50, худое щетинистое лицо, очки на цепочке и раскрытый чемоданчик с лекарствами.

— Скоро в помощь прибудет жена, и отдохну, — вздыхает Рыбченко. — У меня же море пациентов.

Идут к нему со всего палаточного городка. Заходят националисты из УНА-УНСО («Я вас лечу, но не одобряю!»). То и дело кто-то приносит лекарства. Кто-то пообещал доставить ящик грелок. «Слава Украине!» — прощаются с Рыбченко пациенты. «Героям слава!» — отвечает врач. Здесь, на Майдане, это самая популярная кричалка, лозунг и одновременно приветствие.

На евромайдан Рыбченко приехал в начале недели — написал главврачу заявление с просьбой срочно отпустить на Майдан и, не дождавшись ответа, уехал.

— Ответ был очевиден, — объясняет Рыбченко. — Это же бюджетное учреждение, что вы хотите. А если уволит? Ну ладно, потеряю свою жалкую зарплату. Победа-то все равно за нами, а там все будет по-другому.

— Что по-другому? Вас восстановят, прибавят зарплату?

— Будет хотя бы надежда, что когда-то это случится.


Львовские

Наверное, это здесь самая представительная региональная группа. Львовские следят за порядком, львовские строят и укрепляют баррикады, львовские делают бутерброды и разносят печеньки. Кстати. От неусыпного ока львовских не могут уйти даже репортеры «России 1», вынужденные рассказывать про иностранных агентов, учинивших в Киеве Содом и погром, — им устраивают неодобрительное улюлюканье. Львовские, в общем, и там и тут. И хотят делать все (а кому еще доверить революцию?!). Понять львовских можно: они просто очень волнуются, что снова ничего не выйдет.

Охраняют евромайдан тоже львовские — бывшие спецназовцы-афганцы. Всего около 30–40 человек. Найти их палатку проще всего — она за сценой, в самом центре Майдана. Координирует группу зампред украинского Совета ветеранов Афганистана Олег Михнюк. Во время столкновений «Беркута» с митингующими афганцы выбегали вперед, не давая сторонам сцепиться. Защищали от провокаторов с булыжниками и самих ментов — срочников ВВ. И, в общем, всякий раз подставлялись сами.

Подтянутый бодрый Михнюк приглашает меня беседовать в палатке. Но палатка оказывается забита людьми — молча здесь пьют чай мрачные львовские ветераны. «Бачьте, живий москаль!» — сказал кто-то. Где-то снаружи за брезентом трещит генератор, слышатся радостные песни на украинском…

— Да ладно, журналист, мы над тобой пошутили! — захохотал вдруг кто-то. — Чай с сахаром будешь?


А хипстеры где?!

Евромайдан — это, конечно, никакой не «Оккупай Абай». Хотя явные параллели напрашиваются, даже учитывая несопоставимую численность. Оба события похожи по образу действия: и туда и сюда явились люди с палатками и взглядами, основали почти автономное поселение, демонстрируя, какие чудеса происходят в обществе, основанном на взаимном уважении и выполнении правил. Но никуда не деть драматическое расхождение — в готовности людей постоять за палатки и взгляды. «Абай» рухнул после первого же омоновского налета. Евромайдан не только устоял, а увеличился в разы. Да что тут говорить! На «Абая» приходили тусовать, отмучиться в палатке ночь с макбуком и две недели строчить затем в уюте революционные посты. На евромайдане через одного я встречаю людей, уволившихся с работы, взявших отпуск, отгулы; вот «афганец» из Львова Саша закрыл на месяц свой продуктовый киоск, врач Сергей написал заявление «Прошу отпустить на революцию. В случае отказа — уволить». А учителей из Ужгорода отпустили в местном гороно за свой счет.

Здесь не видно той сытой и, в общем, довольной публики, заскучавшей по движухе, но разбегающейся, когда бьют. Здесь вообще не привыкли к насилию, а дубинки — никак не развлекуха и не веселые догонялки. Людей на митингах, говорят, здесь вообще никогда не били. А когда осмелились — получили революцию.

Господин Янукович, продлевать будете?

Павел Каныгин, Новая газета 

11 коментарів :

  1. Читала теж цю статтю. Хоч якийсь адекватний погляд зі сторони російських ЗМІ.

    ВідповістиВидалити
    Відповіді
    1. Вика, пусть все почитают!!! Это уже не наши с тобой взгляды.
      Надеюсь, русские журналисты - не слепое стадо буйволов?(((((

      Видалити
    2. Дорогие мои читатели!!! У нас сегодня интернет ужасного качества!!! Еле выхожу на связь. Извините, что вовремя не комментирую, буду стараться по мере возможности!
      Не представляете, как мне сейчас нужна ваша поддержка!!!

      Видалити
  2. Ще, може, нашими серцями
    Розпалим тисячі сердець...

    Тарас Петриненко

    ВідповістиВидалити
    Відповіді
    1. Іще до теми.
      Зам. главного редактора «Московского комсомольца» Айдер Муждабаев:
      "Даже многие вполне нормальные люди у нас настолько наелись из зомбоящика, что не понимают ситуации на Украине. Ребята, это не антирусский бунт, это они не нам "на зло" хотят скинуть Януковича. Это он им самим надоел. Надоел сам, надоел его сынок,который за год стал олигархом, надоели его донецкие корешки, которые "имеют" всю страну, душат всех, воруют нагло, по-бандитски, отжимают бизнесы у людей и т.д. Короче, надоела коррупция, надоел беспредел. И отказ от евроинтеграции стал последней каплей в деятельности бандита и кидалы. Против этого украинцы, а не против России. А если Россия у кого-то ассоциируется с коррупцией и беспределом, то в этом, по-моему, виноваты не украинцы. И разве мы сами не думаем также? Только мы не способны к сопротивлению."

      Видалити
  3. Что же у вас там творится?
    Революция за деньги...это что-то...

    ВідповістиВидалити
    Відповіді
    1. Аллочка, деньги платит власть своим так называемым сторонникам

      Видалити
  4. Дополню статью журналиста с уточнениями, т.с. -))
    Цитата: "Охраняют евромайдан тоже львовские — бывшие спецназовцы-афганцы. Всего около 30–40 человек. Найти их палатку проще всего — она за сценой, в самом центре Майдана. Координирует группу зампред украинского Совета ветеранов Афганистана Олег Михнюк."
    Все верно, кроме того, что в этой "афганской" охране - не только львовские ветераны. Точнее будет сказать, там ветераны Афганской войны всей Украины. Как доказательство приведу пример из своей жизни. Муж мой недавно по работе искал водителя-дальнобойщика для рейса за бугор. У меня был контакты со старой работы (таможенным брокером и декларантом работала) одного добродушного и честного дядьки.
    Позвонили... Оказалось, он на Майдане стоит. С "афганцами". Оказывается, ветеран. Рассказывает в трубку: "Здесь нас с десяток из Нетешина (Хмельницкая обл.), приехали защищать студентов (дело было в самом начале декабря). Потом грустно так добавил: "Вживую стычки с Беркутом - это ТАК СТРАШНО! По телеку вам этого никогда не увидеть"...
    Это нам говорил 50-летний дядька, прошедший Афганистан.

    ВідповістиВидалити
    Відповіді
    1. У меня до сих пор мурашки по коже... как же хочется удалить эту раковую опухоль, которая называется нынешней властью(((((((

      Видалити